Меню

Реклама

  • Развитие обязательного медицинского страхования в России

     

    В период кризисных явлений в экономике и последующих рыночных преобразований происходит, как правило, реформирование имеющейся или создание новой системы социальной защиты населения. Пути создания и развития системы социальной защиты основываются на требованиях времени, сложившемся уровне социально-экономического развития общества, имеющихся систем медицинской и социальной помощи населению и формирующейся социальной политике государства.

    Совокупность всех факторов в процессе взаимодействия обеспечивают формирование основных принципов, приоритетных задач и механизмов реализации социальной политики государства.

    Зарождение обязательного медицинского страхования в России имеет глубокие исторические корни. С Х века в связи с резким расслоением общества на богатых и на неимущих крепостных или полукрепостных жителей, возникла острая необходимость в обеспечении минимальной социальной защиты широким массам населения. Решение этой проблемы было найдено в формировании и развитии обязательной благотворительной системы церковного и государственного призрения. В словаре В. Даля дается следующее определение данного термина: "призревать, призреть — это принять, приютить, пристроить, дать приют и пропитание, взять под покров свой и заботиться нуждами ближнего" [11].

    Благотворительность была обязательной для служителей церкви, князей и бояр. Осуществлялась благотворительность посредством раздачи милостыни, продуктов в праздничные дни или во время голода и войн, предоставления крова странникам, нищим, увечным и сиротам в монастырях, на княжеских и боярских дворах. На эти цели церковь и имущие слои населения должны были выделять "десятину", т. е. 1/10 часть всех своих доходов. "От всего княжа сюда десятую векцию, из торгу десятую неделю, а из домов на всяко лето от всякого стада и от всякого жита" [18].

    Церковный Устав 996 года, утвержденный "Указом великого князя Владимира Святославовича", впервые законодательно определяет обязанность духовенства в Киевской Руси за счет средств церкви осуществлять попечительство — призрение бедных, надзор за лечцами (медиками) и содержать больницы и богадельни, принимать людей странных и неимущих. С XI века по примеру Византии при монастырях в Киевской Руси стали строиться больницы, предназначавшиеся для обслуживания не только монастырского, но и окрестного населения [1,18].

    В то же время система призрения формировалась по кварталам городов для городского люда и существовала за счет благотворительных средств.

    Церковная и государственная система призрения послужила основой формирования больничной помощи населению, которая финанси - с. 47

    ровалась за счет благотворительных средств населения, бояр и средств церкви. Только в конце XYII века отмечаются первые факты постоянных государственных расходов на цели социального призрения, в т. ч. медицинское обслуживание населения. Монастырский приказ действовал с 1650 по 1675 годы и с 1701 по 1725 годы. Начиная с 1701 года Монастырский приказ постоянно выделял средства на содержание больниц, богаделен, помощь нищим и выплату "вспомоществования женам, вдовам и детям служилых людей", а также на оплату содержания врачей, находящихся на государственной службе [30].

    Система призрения от столетия к столетию развивалась, росло количество больниц, богаделен, воспитательных и смирительных домов, но в целом не происходило каких-либо радикальных изменений, ведущих к ее совершенствованию и переводу на новый качественный уровень. Лишь производимые Екатериной II в конце XYIII века преобразования управления территориями Российской империи кардинально затронули существующую систему призрения. В 1775 году для заведования местным благоустройством было создано специальное государственное учреждение социальной защиты населения — всесословный "Приказ общественного призрения для дел призрения и народного образования".

    "Приказ общественного призрения" (Приказ ОП) представлял собой управляемую губернатором административную канцелярию, подчиняющуюся непосредственно Министерству внутренних дел и Правительствующему сенату. Высшая администрация регламентировала все: определение работников на должности (от врачей до повивальной бабки), заведование хозяйством в больницах, поставку лечебных препаратов для медицинских учреждений Приказа ОП всего государства. Приказ ОП в каждой из сорока губерний ведал созданием и организацией работы больниц, богаделен для увечных и престарелых работных, народных школ, сиротских и смирительных домов. В 1782 году заведование народными школами было передано в комиссии по учреждению народных училищ [9]. С введением Приказа ОП был значительно расширен объем получателей медико-социальной помощи от неимущих и бездомных до больных, увечных, престарелых и других нуждающихся лиц.

    При создании Приказов ОП разрешалось предоставлять им субсидию из доходов губернии в размере 15000 рублей, а в дальнейшем они переводились на самофинансирование. Приказы ОП имели право давать ссуды, помещать средства под проценты в банк, привлекать благотворительные капиталы, принимать частные и государственные вклады, вести хозяйственную деятельность, сдавать в аренду принадлежащую им недвижимость, участвовать в отдельных монопольных сферах бизнеса: продажа игральных карт, организация аптек [23, 30].

    Приказы ОП имели двоякого рода учреждения:

    - для призрения: воспитательные дома (для призрения незаконнорожденных детей), сиротские дома (для сирот 7—12 лет), богадельни (для увечных и престарелых лиц, а также для пропитания неимущих), работные дома (для предоставления неимущим способа прокормиться собственным трудом);

    - для лечения: больницы и дома для умалишенных, которые впоследствии были переданы земству.

    Медицинское обслуживание населения России до 1860 года осуществлялось медицинскими учреждениями, главным образом подчиненными Министерству внутренних дел, в т. ч. Приказу ОП, и в какой-то степени Министерству государственного имущества. Больницы и другие лечебные учреждения Приказа ОП составляли подавляющую массу всех лечебных учреждений страны.

    Капиталы Приказов ОП составлялись из доходов от производственных учреждений, единовременных пожертвований, кружечных с. 48

    сборов, отчислений за разнообразные торговые, транспортные, нотариальные операции, а также платы за лечение.

    Месячная плата за лечение в больницах Приказа ОП колебалась от 4 руб. 30 коп. до 7 руб. 95 коп. в месяц, а в день это составляло от 12,5 коп. до 26,5 коп. Это содержание взыскивалось с лиц "гражданского ведомства" [14].

    За содержание военных нижних чинов в больницах Приказа ОП Военным министерством вносилась покровительственная плата от 25,25 коп. (в Нижегородской губернии), до 49,3 коп. (в Одесской губернии). Кроме того, на погребение умершего отпускалось от 54,25 коп. до 1 руб. 15 коп. серебром [32].

    В детском приюте Покровской общины сестер милосердия содержание ребенка в отделении для приходящих детей стоило 60 руб. в год, или 5 руб. в месяц, в отделении для грудных младенцев — 120 руб. в год, или 10 руб. в месяц. Средняя цена лекарства по рецепту составляла 40 — 50 коп. [29]. Наличие платы за лечение значительно ограничивало доступность медицинской помощи для простого люда.

    В конце XIX века произошла существенная трансформация организационной структуры и источников финансирования Приказов ОП. С самофинансирования Приказы ОП переводились на государственное содержание. С 1869 года кредитная часть капиталов Приказов ОП перешла в ведение Министерства финансов, которое осуществляло разделение их по губерниям для финансирования организаций социального призрения. Также были введены постоянные государственные субсидии для Приказов ОП, но при этом элементы самофинансирования оставались, и они использовали доходы как от своей прямой хозяйственной деятельности, так и от инвестиционных операций.

    На службе Министерства внутренних дел находились: в 1856 году — 1134 врача, а в 1863 году—2135 врачей, из них 800 медиков практиковали в столицах [ Журнал МВД, 1857, ноябрь, с. 19 ]. Имелись значительные различия в обеспеченности врачами и аптеками населения в губерниях России. Так, соотношение числа врачей и обслуживаемого населения колебалось по центральным и окраинным губерниям от 1. 2300 (С.-Петербургская губерния) до 1. 70000 (Оренбургская губерния), т. е. в центральных губерниях обеспеченность врачами была в 20— 3 0 раз выше, чем на окраинах империи. Аптеки открывались преимущественно в крупных городах, что наглядно характеризует их незначительное число в различных губерниях: от 2 аптек в Астраханской губернии до 70 аптек в Санкт-Петербургской губернии (таблица 1).

    Источник: [26].

    Таблица 1

    Обеспечение 20 губерний России врачами и аптеками в 1862 году

     



  • На главную